Про иммиграцию и патриотизм

Очередная статья на свободную тему, если хотите. Она адресована в первую очередь тем, кто решил переехать в США или кто уже это сделал. На этот раз я сам задался вопросом  и очень интересуюсь  у остальных – меняются ли определенные ценности, касаемые национальной принадлежности у людей, которые иммигрируют в другие страны? Бывает ли такое, что переехав в штаты в уже зрелом возрасте, через какое-то время сможешь смело называть себя американцем.

Так сейчас получается, что у меня есть знакомый, который переехал в штаты 9 лет назад. Родом он из Доминиканской республики (DR, как они кратко ее называют), долгое время он жил в Венесуэле и теперь в США. Мы разговаривали однажды и он спрашивал меня сначала про мою жизнь в Маями, а потом про русские традиции и менталитет, которые отличают русских от людей из других стран мира. И он сказал, что я сильно изменился и в лице и в настроении, когда стал говорить про Россию. У меня на самом деле изменилось настроение в тот вечер.

Я тогда долго еще думал на тему патриотизма. Люди со всего мира, легальными и нелегальными путями, пытаются попасть в США и остаться тут жить. Так было всегда и ни для кого не секрет, что иммигранты являются с одной стороны неотъемлемой, а с другой совершенно необходимой частью американского общества. В этой статье я хотел бы обратить внимание на иммигрантов в первом и втором поколениях.

Даже так — если про второе поколение наполовину ясно, они по крайней мере уже родились в штатах, имеют все права и полностью охраняются законом, ходят в американские школы, им с рождения прививаются американские традиции и культурные устои, то с первым поколением не так все просто. Все начинается с того, каким путем сюда попадают люди. А таких путей несколько и соответственно мотивы у людей также разные.

Часть иммигрантов нелегально пересекает границу, это в основном латиноамериканцы, которые бегут от бедности (Никарагуа, Гондурас), от насилия в собственных странах (Мексика), по политическим мотивам (Куба, Венесуэла). Часто это идеологическая миграция, когда люди больше не хотят или просто не могут жить в своих странах. Они ненавидят свое правительство, они не видят себя частью своих родных стран.

Мне кажется таким людям легче всего влиться в новую для себя культуру. Потому что многие из них получают настоящее убежище (в отличие от тех, кто использует убежище как один из способов остаться в стране легально); они видят в США свою новую родину, как когда-то сотни лет назад миллионы мигрантов из Европы пересекали океан в поисках лучшей жизни.

Второй тип иммигрантов, к которым я отношу себя сам — это те, кто остается здесь жить, просто находя в США больше возможностей для профессионального и личностного роста. Это те, кто решил работать, строить карьеру, завести семью и детей не по политическим или идеологическим, а по чисто личностным мотивам. Те, кто не видел в своей стране достаточных путей для развития, кому не нравились определенные социальные и моральные устои, кто не хотел жить в бедности и отсталости, в которых многим нашим соотечественникам приходится жить, особенно в деревнях и небольших городах. Причины для иммиграции у каждого человека свои, но все они из области личной выгоды.

Так вот, мотивы мотивами, но другое дело, как себя чувствуют люди, когда они оставляют историческую родину и пытаются построить новую жизнь в США. Наверное легче всего евреям и латиноамериканцам. В их культуре заложено помогать друг другу, жить одной большой коммьюнити, одной большой семьей. Таких коммьюнити действительно много — кубинская, пуэрториканская, доминиканская, колумбийская, мексиканская, китайская, опять-таки еврейская. Попав туда, люди не теряют исторические корни, они все говорят на своем языке, едят привычную для себя еду, проводят досуг так, как они проводили бы его в своих родных странах.

Многие другие народы также оседают в своих коммьюнити, но они не такие большие и более открытые для контакта с, так скажем, внешней средой. Русские, поляки, сербы, итальянцы — чаще всего они вливаются в американское общество, ведут похожий образ жизни, приобщаются к местным традициям, особенно после долгого пребывания.

И здесь у меня возникает вопрос о патриотизме. Заранее зная, что вы навсегда оставили свою страну, что вы будете жить и работать, растить своих детей и давать им образование именно здесь — где именно теперь ваша Родина? Испытываете ли вы чувство гордости за то, что происходит в США, за то, какое место страна занимает на международной арене, являясь самой крупной мировой экономикой с одной стороны, и, по своему собственному мнению, мировым судьей с другой, беспрепятственно вторгаясь на чужие территории, устанавливая санкции за торговлю со странами, политика которых не соответствует политике США. Испытываете ли вы чувство гордости, когда американские спортсмены выигрывают чемпионат мира или Олимпийские игры, когда американские ученые делают научный прорыв или получают Нобелевскую премию, когда запускают в космос первый частный космический аппарат или возглавляют очередной международный рейтинг?! Считаете ли вы себя причастным ко всему этому, как возможно считали, когда жили в своей родной стране?!

Вот именно об этом я задумался, когда говорил с моим знакомым. Да, я могу сказать, что часто бывает, что я горд за американские достижения, но, тем не менее, прожив здесь какое-то время, достаточно погрузившись в местный стиль жизни, я все равно остаюсь российским патриотом. Я все равно переживаю и болею за российских спортсменов, радуюсь их победам и реально огорчаюсь поражениям. Я испытываю чувство гордости, когда русские ученые делают научные или технические прорывы, получают те же Нобелевские премии, когда на русский балет собираются очереди на несколько блоков, когда американцы приезжают потрясенными, в хорошем смысле этого слова, от увиденного в Москве и Петербурге, когда они меняют свое представление о русских, внушенное им с детства государственной пропагандой. Да, все это вызывает у меня чувство гордости.

Я не знаю, возможно это вопрос времени, и чем больше я буду здесь находиться, тем больше я буду американизироваться. Поэтому мне и стало интересно, когда именно остальные иммигранты начинают чувствовать, что они теперь не итальянцы, русские, мексиканцы, китайцы или кто-то там другие, а американцы. Ведь дети их будут уже называть себя именно так.

Я понимаю, что вся эта статья, по большей части, один большой риторический вопрос, но тем не менее, если найдутся те, кто будет готов высказаться по этому поводу, поделиться своим мнением или опытом, то я с буду только этому рад. И вопрос здесь даже не столько в иммиграции в США, сколько в иммиграции в принципе. Ведь как много наших соотечественников живет сейчас за рубежом — в Англии, Австралии, Канаде, Франции, Германии, Израиле — все они возможно хоть раз задумывались над этим вопросом и у каждого из них есть что рассказать.

Добавить комментарий