Ким во время чумы


 Главной новостью вчерашнего дня стала смерть руководителя КНДР Ким Чен Ира. Кстати надо мной смеялись корейцы, когда я произносил это имя так, как мы привыкли его произносить, потому что на местном языке оно звучит совершенно по другому. Читая публикации, посвященные этому событию я попал на статью в издании Коммерсант Власть, рассказывающую другую сторону жизни вождя, не сказать чтобы совсем не известную, но по крайней мере широко не обсуждаемую. Пусть данная тема не является предметом этого блога, однако как уже было сказано в самом начале, автом имеет право выбирать любые интересующие его темы, поэтому предлагаю просто насладиться прочтением статьи и возможно что-то изменится в вашем отношении к Северной Корее и ее лидеру. По крайней мере в моем немного изменилось).

      Россия активно включилась в программу ООН по оказанию гуманитарной помощи КНДР, в которой от голода за последние годы умерло 4 миллиона человек: на прошлой неделе 35 тысяч тонн зерна отправилось в голодающую страну на борту судна «Каллисто». Однако простой русской пшенице вряд ли суждено пройти через пищеварительный тракт Ким Чен Ира — к любимому руководителю его хлеб насущный поступает по совсем другим каналам.
Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) редко упоминает о том, что любимый вождь ест. А если все-таки решается написать об этом, то лишь для того, чтобы в очередной раз подчеркнуть скромность и непритязательность Ким Чен Ира. Примерно так, как это было в 2002 году, когда ЦТАК рассказало о приезде любимого руководителя в одну из воинских частей, где он решил отметить свой день рождения: «На ужин были приготовлены простые блюда из картофеля. Таким образом Ким Чен Ир отметил свой день рождения, проявляя верность своей стране и своему народу».
Тем не менее, и это теперь знают все, кухня — самое главное место любой резиденции северокорейского лидера, а еда — его фетиш.

О пицце и рисе

Ким Чен Ир очень любит пиццу. Однако, как всякий настоящий гастроном, требует, чтобы пицца была «настоящей, итальянской». Учитывая расстояние, которое отделяет КНДР от Италии, добиться этого не так уж и легко. Впрочем, выход был в конце концов найден. Из Италии в Пхеньян отправился один из самых известных мастеров приготовления пиццы Эрмано Фурланис. В течение трех месяцев он не только готовил пиццу для Ким Чен Ира, но и передавал свое мастерство местным поварам.

Ученики, надо сказать, оказались весьма прилежными. Они не только фиксировали на видеопленку все этапы приготовления разных видов пиццы (за исключением пиццы с анчоусами, которую любимый руководитель терпеть не может), но и заносили в компьютер расстояние между отдельными ингредиентами. «Они подходили к готовой пицце с линейкой и тщательно измеряли расстояние между оливками»,— вспоминал итальянский мастер.

С такой же математической точностью повара Ким Чен Ира подходят и к приготовлению риса. Впрочем, для того, чтобы правильно приготовить рис, иностранной помощи не требуется. Ким Чен Ир лично разработал способ приготовления национального блюда. Для начала рис должен быть тщательно отобран. К столу главнокомандующего Ким Чен Ира допускаются только совершенно идентичные по цвету, форме и размеру рисовые зерна. Дрова для риса заготавливают только в одном месте во всей Корее — на священной горе Пэкту, которую принято считать колыбелью корейской цивилизации и, что важнее, местом рождения великого вождя Ким Ир Сена. Варят рис на воде, взятой из расположенного на той же горе источника. Любое другое использование воды из него строго запрещено.

О сашими и печенье

Кендзи Фудзимото — псевдоним, под которым не так давно стал известен человек, долгое время бывший личным поваром Ким Чен Ира. Его книга, ставшая бестселлером в Японии, а теперь переведенная и на другие языки, до сих пор считается едва ли не самым точным и откровенным рассказом о жизни Ким Чен Ира. Из воспоминаний Фудзимото известно, что еще одно из любимейших блюд товарища Ким Чен Ира — сашими. Правда, не совсем обычное. Традиционное сашими готовится из сырой рыбы. Ким Чен Ир же требует, чтобы рыба была живой. И не только на разделочной доске повара. Единственным мастером, который умел добиваться этого, и был господин Фудзимото. «Мне удавалось разделывать рыбу так, что все ее жизненно важные органы оставались нетронутыми. Когда я подавал ее на стол в виде сашими, рыбка еще двигалась»,— вспоминает повар. Именно так ее и ел Ким Чен Ир.

Разумеется, мастерство повара оплачивалось высоко. Ежемесячный оклад Кендзи Фудзимото составлял около $5 тыс., в его распоряжении были собственная резиденция недалеко от резиденции самого Ким Чен Ира и несколько «Мерседесов». Впрочем, расходы на содержание повара не шли ни в какое сравнение с расходами государства на поставки деликатесов.

«Однажды во время еды,— вспоминает повар (а он присутствовал при каждой трапезе патрона),— Ким Чен Ир внезапно сказал мне: ‘Фудзимото, я слышал, что в Японии есть какое-то особое рисовое печенье с начинкой из полыни. Купи завтра, хорошо?'» Уже на следующий день Фудзимото был в Токио. В самом дорогом универмаге страны он купил несколько коробочек печенья с полынью. С учетом транспортных расходов и проживания Фудзимото в гостинице каждое печенье обошлось КНДР в $140.

О вкусной и здоровой пище

Любовь Ким Чен Ира к еде, разумеется, не может не беспокоить его врачей. При росте 157 см вес Ким Чен Ира одно время зашкаливал за 90 кг. Похудеть любимому руководителю удалось лишь с помощью ученых. Как следует из показаний многих перебежчиков из Северной Кореи, одним из самых засекреченных объектов страны является Пхеньянский исследовательский институт по проблемам долголетия. Он был создан в начале 1970-х с единственной целью — поиска путей продления жизни Ким Ир Сена и его сына. Сейчас, говорит доктор Сок Ен Хван, работавший в институте до своего бегства на юг, 200 штатных сотрудников заняты только продлением жизни любимого руководителя. Там проводятся совершенно невероятные опыты по исследованию влияния различных продуктов на организм человека.

Печень синей акулы и мясо львов начали доставлять в Пхеньян после того, как ученые института окончательно убедились в безусловной пользе этих продуктов. Там же были проведены сравнительные анализы вкусовых качеств продуктов из разных стран мира, в результате которых были отданы соответствующие распоряжения поварам. Все морепродукты поставляются Ким Чен Иру только из Японии. Исключение составляет икра, которую закупают в Узбекистане и Иране. Малайзия и Таиланд — единственные поставщики папайи и манго. Из окрестностей города Урумчи на севере Китая в Пхеньян доставляют свежий виноград и дыни, из Чехии — пиво.

О вредных привычках

Прочие пристрастия северокорейского лидера столь же экстравагантны, сколь и дороги. Взять хотя бы курение. По воспоминаниям господина Фудзимото, в Токио он летал не только за полынным печеньем, но и за сигаретами. Вообще-то Ким Чен Ир предпочитал английский табак. Курил только Dunhill и Rothmans. Но вдруг решил, что стоит попробовать и японские сигареты, причем сразу все. Из Токио господин Фудзимото вернулся с полной коллекцией японских сигарет, из которых северокорейскому лидеру понравились только ментоловые. В итоге он сохранил верность английскому табаку и продолжает курить Rothmans International.

Надо сказать, что курение едва ли не единственная страсть Ким Чен Ира, принесшая хоть какую-то пользу экономике его страны: вскоре после того, как Ким Чен Ир окончательно перешел на Rothmans, в стране появилась фабрика по производству сигарет «Пэктусан», по вкусу мало чем отличавшихся от английских. Это был личный вклад Ким Чен Ира в политику чучхе, предполагавшую, что страна во всем должна полагаться только на свои собственные силы.

В отношении алкогольных напитков Ким Чен Ир об идеях чучхе даже и не вспоминает. В его винных погребах собрана одна из богатейших коллекций мировых вин. Впрочем, вино пьют в основном гости. Любимый руководитель предпочитает более крепкие напитки — виски и коньяк. В начале 1990-х он прославился среди торговцев крепкими напитками тем, что стал крупнейшим индивидуальным покупателем коньяка Hennessy, закупив Hennessy XO на сумму $650 тыс.
Большой любитель женщин, товарищ Ким Чен Ир тем не менее стоит на страже нравственности жительниц Северной Кореи. «Киму ненавистна сама мысль о том, что корейские женщины могут заниматься проституцией, однако секс с иностранными балеринами и танцовщицами — иное дело»,— пишет в своих воспоминаниях Кендзи Фудзимото. Приглашенные выступить в Пхеньяне иностранные танцовщицы, по его словам, никогда не отказывали Киму: «На одном из банкетов он приказал всем танцовщицам раздеться догола и продолжить танцы. Женщины на миг остолбенели, но ни у кого из них не хватило силы воли отказать ему». Подобное повторялось регулярно.

О диагнозе

По мнению многих, благодаря бестселлерам Кендзи Фудзимото, Эрмано Фурланиса и показаниям многочисленных перебежчиков из числа людей, хорошо знающих Ким Чен Ира, о личной жизни и пристрастиях лидера Северной Кореи в мире знают больше, чем о жизни самых открытых из мировых лидеров. Информации вполне достаточно, чтобы на ее основе не только поставить диагноз любимому вождю КНДР, но и с определенной точностью предсказать то, как будут развиваться отношения КНДР с внешним миром.

Диагноз, который поставил северокорейскому лидеру известный психиатр и бывший директор Центра анализа личностного и политического поведения при ЦРУ США Джерральд Пост, неприятен. По мнению доктора Поста, Ким Чен Ир — нарциссист, причем совершенно неизлечимый. «Так, как готовят еду Киму, еду готовят только богам… Нет никакого противоречия в том, что происходит на кухне у Кима, и тем, что тысячи его граждан умирают от голода»,— цитирует Поста газета The Los Angeles Times.

Впрочем, большинство экспертов едины во мнении: миру очень даже повезло, что у Ким Чен Ира такие вкусы. «Ким любит жизнь. Он пьяница, бабник и гурман. Чтобы начать войну, вам нужен совершенно другой человек — аскет, Гитлер, которому все равно, выживет он или умрет. Не могу представить, чтобы Ким начал войну»,— считает известный специалист по кимченироведению, южнокорейский дипломат Ким Кьен Вон.

В стране великого гурмана
Первые сообщения о страшном голоде, поразившем Северную Корею (сейчас многие его называют Великим корейским голодом), начали поступать в 1995 году. Его причины — несколько лет засухи, наводнения и очевидная неспособность властей справиться со стихией. Но лишь в 1997 году власти КНДР впервые признали существование проблем с питанием. Однако прошло еще несколько лет, прежде чем они официально попросили международное сообщество о срочной помощи.

Побывавшие в КНДР примерно в это время представители США и России совершенно по-разному описывали ситуацию. По словам тогдашнего спикера Госдумы коммуниста Геннадия Селезнева, иностранные корреспонденты не обманывали, рассказывая о том, как жители Пхеньяна ощипывают деревья на площадях и собирают траву, чтобы затем использовать ее в пищу. Однако спикер объяснял это особенностями национальной корейской кухни. В свою очередь, по данным делегации конгресса США, за три года в стране от голода погибла десятая часть населения — около 2 млн человек (некоторые благотворительные организации оценивали число погибших в 3 млн человек).

В 1998 году в страну начались гуманитарные поставки продовольствия ООН и южнокорейских компаний. Но, по данным некоторых благотворительных организаций, практически все продовольствие передавалось вооруженным силам (страна от идей чучхе быстро переходила к программе сонгуна, предполагавшей приоритет армии над всеми прочими сферами жизни страны).
По данным на 2003 год, Северная Корея продолжает зависеть от иностранных поставок продовольствия. Правда, жители Пхеньяна больше не ощипывают деревья, а власти КНДР перестали организовывать для представителей гуманитарных организаций экскурсии в детские сады и больницы с обязательным показом истощенных стариков и детей.
ХАКИМ ИБРАГИМОВ

С оригиналом статьи вы можете ознакомиться здесь.

Добавить комментарий