Заложник слабого доллара

Вообще политические вопросы меня не сильно волнуют. Особенно касаемые внутренней политики. Однако все равно, я всегда с удовольствием читаю статьи о них как в американской, так и в русской прессе. Буквально сегодня наткнулся на очень интересную статью — перевод издания Лента.ру колонки журнала Forbes. В ней рассказывается о взаимоотношениях слабого доллара и действующего в этот период президента. Автор выявляет закономерность того, как складывается политическая судьба государственного лидера при значительном ослаблении нацианальной валюты. Я приведу перевод статьи, а также дам ссылку на непосредственно оригинал.

Как результаты выборов в США связаны с сильной валютой

До президентских выборов в США осталось чуть больше года. Основой повестки дня на выборах, судя по всему, станет состояние американской экономики, которое после кризиса остается плачевным. Журналист Джон Тэмни считает, что Барак Обама проиграет выборы, поскольку не обеспечил финансовой системе страны сильный доллар — главный фактор развития экономики. «Лента.ру» предлагает читателям перевод колонки Тэмни для журнала Forbes.

Обама обречен — если республиканцы поймут почему

В конце сентября 2009 года мне уже доводилось отмечать, что Джеймс Грант (известный американский финансист – прим. «Ленты.ру») явно переборщил с восторгом по поводу экономической ситуации. Грант тогда написал в The Wall Street Journal, что предстоящее восстановление экономики будет впечатляющим.

Интересно, что в целом представления Гранта о периодах рецессии и восстановления являются верными. Поскольку в США рецессии обычно являлись своего рода лекарством, избавляющем экономику от неэффективных инвестиций и перекосов на рынке труда (которые, собственно, и провоцировали спад), логично было бы ожидать мощного отскока после кошмарного падения 2008 года. Грант тогда процитировал исследование экономиста Майкла Дарда, который заметил, что «что восстановление экономики являет тем более сильным, чем более глубокий спад ему предшествовал. Исключений из этого правила нет, не является таковым и период 1929-1939 годов».

На стороне Гранта были история и логика, но ваш колумнист с ним все же не согласен. В ответ я написал, что «в то время как история подтверждает правоту тезиса о быстром экономическом подъеме в будущем, есть аргументы и в пользу того, что в этот раз данный сценарий не реализуется». Главным моим аргументом было отсутствие слабого плавающего доллара в модели Гранта. В прошлом подъемы после кризиса всегда происходили при сильном и стабильном долларе. При падающем долларе любое восстановление будет слабым, поскольку инвесторы, беспокоясь о перспективах роста, будут вкладываться в твердые, надежные активы. С тех пор плохие показатели, продемонстрированные экономикой, полностью подтвердили верность моего предположения.

Все это приводит нас к недавно опубликованной в Forbes колонке выдающегося инвестора Кена Фишера. В статье «Будьте «быками», даже если победит Обама» он заявил, что пессимизм на рынках не оправдан и, даже если Обама сможет переизбраться, инвесторы должны сохранить настрой на покупку акций. Хотя экономическая программа президента способствует чему угодно, кроме «бычьих» настроений.

Если чуть-чуть поподробнее, то Фишер поставил под сомнение распространенную точку зрения об уязвимости Обамы на выборах. По его словам, многие республиканцы преувеличивают слабость президента. Он особо подчеркнул, что «после введения в 1925 году индекса Standard & Poor’s президенты США пытались переизбираться 14 раз и только четырежды потерпели неудачу. И эти четверо сами по себе были слабыми кандидатами».

Очевидно, что Фишер, так же как и Грант ранее, полностью проигнорировал фактор доллара как показатель электоральной силы. Да, он привел статистику с 1925 года, но плавающий-то курс доллара был введен только в 1972 году. Если же взять только этот период, то статистика окажется не столь впечатляющей.

Ричард Никсон грубо оплошал, отвязав доллар от золота. На следующий год он сумел переизбраться, но вряд ли бы ему это удалось, случись выборы на два года позже, когда последствия обвала валюты проявились во всей красе. В результате Никсон был выдворен из Белого Дома за такую мелочь, как Уотергейт.

Движемся дальше: президент Джимми Картер также игнорировал слабый доллар и его влияние на психологию электората. Он скопировал экономическую политику Никсона до мельчайших подробностей. Доллар вновь обрушился, и Картер лишился кресла после первого срока. Рассказывая о Нероне в своей книге «Деньги, рынки и суверенитет», Бен Стайл и Мануэл Хайндс заметили, что римский император «провел первый систематический эксперимент по обесцениванию валюты» и это привело к «экономическому хаосу и политическим потрясениям». Эти строчки вполне применимы и к Картеру.

В отличие от последнего, Рональд Рейган был избран под лозунгом сильного доллара. Цены на золото упали еще во время избирательной кампании и продолжали снижаться на протяжении всего его успешного в экономическом смысле президентства. За успехи нужно поблагодарить именно политику сильного доллара, защитившую инвесторов и их вложения. Билл Клинтон продолжил держаться фискальной модели Рейгана (хотя в его правление доходы от инвестиций немного снизились) и, что самое главное, администрация сумела обеспечить крепость доллара благодаря мудрому руководству Роберта Рубина. Клинтон избрался дважды и сумел пережить куда более грязный скандал с Моникой Левински за счет счастливого, полностью трудоустроенного электората.

Динамика цены на золото за 15 лет. График с сайта goldprice.org
Динамика цены на золото за 15 лет. График с сайта goldprice.org

Теперь посмотрим на Буша-младшего. Доллар начал падать в начале его президентства. Как стало известно позднее, 43-й президент был уверен в день своего переизбрания, что выборы проиграны. К 2006 году снижение доллара превратилось в обвал, и, проходи голосование тогда, Буш уж точно остался бы «односроковым» президентом. Обесценивание валюты — это заслуга государства, крадущего у кредиторов и, что еще более важно, девальвирующего деньги, которые мы зарабатываем. То, что Буш сумел переизбраться — всего лишь стечение обстоятельств.

Что касается Обамы, то он, вместо того чтобы прекратить девальвацию доллара, начатую при Буше в 2008 году, лишь усугубил ее сразу двумя шагами — назначениемТима Гайтнера на пост министра финансов и переназначением самого главного «подарка» Джорджа Буша — Бена Бернанке (председателя Федеральной резервной системы — «Лента.ру»). С тех пор цена золота в долларах более чем удвоилась, и это привело к еще большой утечке денег в разные «защитные» активы. Инвестиции фактически объявили забастовку, и в результате рабочие места, столь необходимые для хорошего настроения избирателей, перестали создаваться.

Конечно, силу любого действующего президента нельзя недооценивать. Тем не менее, исторический опыт не всегда годится для предсказания будущего. Никсон навязал американской экономике слабый падающий доллар и все те, кто повторял его ошибки — Картер, Буш, сейчас Обама, потерпели почти полный провал. Обама проиграет, поскольку любой президент в комплекте к обрушившемуся доллару получает еще и обрушившуюся экономику.

Что нам пока неизвестно, так это насколько республиканские кандидаты осознают значимость крепкого бакса. Американская экономика со времен Второй мировой пережила все возможные беды в виде высоких налогов, трат и жесткого госрегулирования — но ничто не может сравниться со слабым долларом в части деморализации электората.

В 2008 году мы со Стивом Муром из The Wall Street Journal написали колонку под названием «Слабый доллар — слабый президент». В ней мы описали почти точную корреляцию между здоровьем доллара и политическим здоровьем главы государства. Это очень просто, но вот осознают ли это уравнение республиканцы? Если да, то они победят.

Перевод с английского «Ленты.ру»

Оригинал статьи на английском языке вы можете прочитать здесь

Оригинал статьи-перевода издания Лента.ру опубликован здесь

Добавить комментарий